Эффективное лечение боли, лечебные внутрикостные блокады - Клиника лечения боли - Pain Clinic
Зав. профессор Соков Е.Л.
Клиника лечения боли
Клиника лечения боли ГКБ №64

3.6. Внутрикостные блокады в лечении пациентов с синдромом неудачных хирургических операций на позвоночнике

 
 
 
 
 
 
 
 
 

К содержанию                  Прыдыдущий раздел                Следующий раздел

 

   Понятие постдискэктомического синдрома или синдрома неудачных хирургических операций на позвоночнике (Failed Back Surgery Syndrome - FBSS) подразумевает наличие рецидива поясничных или корешковых болей у пациентов, перенесших одно или несколько оперативных вмешательств по поводу удаления грыж межпозвонковых дисков. Частота встречаемости этого синдрома колеблется от 5-10% до 15-50% всех операций  (Борзунов А.А., Древаль О.Н., 2006; Холодов С.А., 2002; Andrew D.W., et al.,1990; Barrios C., et al., 1990). Синдром неудачных хирургических операций на позвоночнике относится к отдаленным послеоперационным осложнениям и характеризуется рецидивом поясничных болей, двигательных, чувствительных, вегетативно-трофических нарушений через несколько месяцев или лет после перенесенного оперативного вмешательства, что снижает качество жизни пациента и может привести к необходимости повторного оперативного вмешательства.
   Причинами неудач после операции по удалению грыжи межпозвонкового диска, по данным M. Hanna (1990), считают:
   1.  неправильный выбор уровня операции;
   2.  рецидив грыжи удаленного межпозвонкового диска;
   3.  появление грыжи межпозвонкового диска на новом уровне;
   4.  нестабильность позвоночника, спинальный стеноз;
   5.  воспалительные осложнения: арахноидит, дисцит и др.
   Согласно остеогенной теории нейроортопедических заболеваний хирургическое лечение, направленное на устранение острого дискорадикулярного конфликта, нарушает осмотическую систему питания межпозвонкового диска вследствие перфорации фиброзного кольца при оперативном удалении диска. Таким образом, повреждается имеющийся резервный экстренный механизм сброса лишней жидкости из тела позвонка при быстро нарастающем в нем внутрикостном давлении, что приводит к перегрузке оперированного и соседних с ним межпозвонковых суставов. При этом продолжается прогрессирование дегенеративных изменений в костных структурах позвоночника на выше и ниже лежащих от уровня операции межпозвонковых дисках, появляются остеофиты, артроз и гипертрофия межпозвонковых суставов, а также фиброз. В перегруженных соседних позвонках усиливаются процессы дегенерации костной ткани, нарушается венозный отток, нарастает внутрикостное давление, нарушается осмотическое питание межпозвонковых дисков, усугубляя дистрофические изменения в них.  В дальнейшем происходит выпячивание набухшего и дегенеративно измененного ядра межпозвонкового диска через растрескавшееся фиброзное кольцо и рецидив послеоперационного болевого синдрома.
   Под наблюдением находились 56 пациентов (29 мужчины и 27 женщин) с диагнозом: Поражение межпозвонковых дисков поясничного отдела позвоночника, рецидив болевого синдрома после операции удаления грыжи межпозвонкового диска, и 40 пациентов (20 мужчин и 20 женщин), имеющие рекомендации к нейрохирургическому удалению межпозвонковой грыжи, с диагнозом: Поражение межпозвонковых дисков поясничного отдела позвоночника, с радикулопатией L5-S1, стойким, выраженным болевым синдромом.
   Средний возраст пациентов основной группы составил 51,3±9,9 лет. Средняя длительность заболевания - 9,8±6,9 лет, среднее количество обострений в год после операции - 4,5±1,8 раз. Средний размер максимальной оперированной экструзии составлял 7,6±1,8 мм. Операция выполнена однократно с использованием микродискэктомии у 30,3% пациентов, гемиляминэктомии  
у 26,7% пациентов, аркотомии у 16,0% больных, лазерной вапоризации у 5,3% пациентов, интраляминэктомии у 3,75% больных. Повторно оперировано 5,3% пациентов. У 10,7% пациентов характер и объем первичного оперативного вмешательства уточнить не удалось. Рецидив болевого синдрома на следующий день после операции отмечался у 5,3% пациентов, в течение 0-5 месяцев - у 16,0% пациентов, в течение 6-12 месяцев у 21,4% пациентов, в сроки свыше 12 месяцев - у 53,5% пациентов. Длительность последнего обострения составляла 41,7±12,2 дней. Средняя длительность ремиссии болевого синдрома после операции составляла 16,3±4,7 месяцев. На дооперационном этапе различные виды блокад получали 5 (8,9%) пациентов.
   Средний возраст пациентов в группе пациентов на дооперационном этапе составил 52,2±12,4 года. Средняя длительность заболевания составила 8,7±6,8 лет, среднее количество обострений в год - 5,8±1,3 раза. Средний размер максимальной экструзии составлял 7,7±2,2 мм.
   Всем пациентам до и после курса лечения были проведены клиническое исследование неврологического и нейроортопедического статуса по общим принятым стандартам, алгологическое исследование, стимуляционная электромиография.
   Для лечения  пациентов применялись внутрикостные блокады по методу профессора Е.Л. Сокова (1996, 2004), которые проводились в задние верхние ости подвздошных костей, в остистые отростки 4-го, 5-го поясничных и 1-го крестцового позвонков. Курс лечения включал 4-6 внутрикостных блокад, проводимых через 1-3 дня. Всего было проведено 424 внутрикостные блокады, в основной группе
247, а в группе сравнения-177 внутрикостных блокад.  Осложнений и побочных эффектов не отмечалось.
   При поступлении в клинику все пациенты предъявляли жалобы на постоянные  боли в поясничном отделе позвоночника. Боли усиливались при ходьбе или статических нагрузках, иррадиировали в одну или обе ноги.  Чаще всего боль пациентами характеризовалась такими словами-дескрипторами тянущая, ноющая, мозжащая, сверлящая. Большинство пациентов отмечали, что боль утомляет, вызывает чувство тревоги, страха, раздражает, обессиливает, описывали как сильную по данным комбинированной ВАШ. Значения ЧВД и РИБ сенсорного и аффективного классов РМБО указывали на наличие выраженного как периферического, так и центрального эмоционального компонентов боли. Обширная площадь распространения болевого ощущения по данным схемы тела свидетельствовала о вовлечении в процесс ирритации боли большого количества сегментарных структур.
   После курса лечения внутрикостными блокадами в обеих группах отмечено достоверно выраженное снижение болевого синдрома по комбинированной ВАШ, уменьшение площади распространения боли по «схеме тела». Наряду со снижением значений общих показателей и сенсорной периферической составляющей болевого феномена значительно снизилась и эмоционально-аффективная компонента боли. Пациентами боль характеризовалась словами-дескрипторами, как тупая, ноющая, боль-помеха, слабая.
   Согласно данным стимуляционной электронейромиографии, после курса лечения с применением ВКБ в обеих группах отмечено достоверное  увеличение показателей скорости распространения возбуждения по малоберцовому нерву на уровне фибулярного канала и увеличение амплитуды М-ответа, это свидетельствует о положительной динамике состояния, как аксонов, так и миелиновых оболочек периферических нервных образований. По-видимому, это связано с тем, что уменьшился отек, ишемия и улучшился венозный отток на фоне уменьшения ангиоспастических  мышечно-тонических синдромов в системе данного корешка.     
    
   Иллюстрацией эффективности и применения внутрикостных блокад у пациентов могут служить следующие клинические примеры:
   Больная Ф., 37 лет госпитализирована 06.12.2006 г. в Клинику лечения боли с диагнозом: Поражение межпозвонковых дисков пояснично-крестцового отдела позвоночника, с синдромом радикулопатии L4-L5-S1. Синдром оперированного позвоночника.
Жалобы на выраженные интенсивные боли, иррадиирущие в обе ноги, резко ограничивающие ходьбу, боли усиливаются в положении лежа и при движении.
   Анамнез:  боли в пояснице беспокоят в течение 9 лет, возникновение заболевания связывает с длительными профессиональными статическими перегрузками, тяжелыми  физическими нагрузками, производился подъем и переноска тяжестей, длительное время пребывание в вынужденном положении (в течение 12 лет работает поваром). Боли в поясничном отделе позвоночника беспокоили 2-3 раза в год. Лечения не проводила, болевой синдром самостоятельно регрессировал. Последнее обострение в течение  двух месяцев, когда после подъема тяжести, появились острые боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, иррадиирущие в левую и правую ноги.
17.04.2006 была госпитализирована в нейрохирургический стационар.
   С учетом выраженного вертеброгенного синдрома, неврологических нарушений  и данных МРТ поясничного отдела позвоночника (парамедианная грыжа L5-S1 слева с грубым сдавлением дурального мешка с латеральной стороны и начальных отделов корешкового канала слева, снижение межтелового  промежутка L5-S1), больной было проведено оперативное вмешательство - гемиляминотомия  L5 справа, медиальная фасетотомия суставных отростков L5-S1, аркотомия верхнего края S1 справа, фораминтомия по ходу S1 корешка, удаление грыжи межпозвоночного диска L5-S1, удаление остеофитов задних краев тел L5-S1. К выписке отмечается полный регресс болей в правой ноге, но появились умеренные боли в левой подколенной ямке, частично в левой голени.
   В июне 2006 года пациентка госпитализирована в нейрохирургический стационар с интенсивными болями в поясничной  области, иррадиирущие по левому бедру и голени, слабость пальцев левой стопы при разгибании. 27.06.2006 произведена повторная операция: Интерламинотомия на уровне  L4-L5, L5-S1, декомпрессивная  фораминотомия L4-L5, L5-S1 слева, ревизия вентральной поверхности. В послеоперационном периоде произведена  активизация на 6 сутки. Болевой синдром значительно уменьшился, но сохранялся остаточный легкий парез левой стопы и снижение ахиллова рефлекса. Консультация нейрохирурга (НИИ нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко) диагноз: «Синдром оперированного позвоночника». Нестабильность на уровне L5-S1, стеноз позвоночного канала L4-S1. В неврологическом статусе левосторонний корешково-болевой синдром, симптомы натяжения, выпадение рефлексов. На МРТ - Нестабильность на уровне L5-S1, стеноз позвоночного канала L4-S1. Заключение: Показано проведение курса реабилитации. При неэффективности
решение вопроса о хирургическом лечении стабилизация позвоночника и декомпрессия».
   Ранее лечебные блокады не получала.
   Объективно: состояние удовлетворительное. Правильного телосложения, умеренного питания. Кожные покровы обычной окраски. Периферические лимфатические узлы не увеличены. Отеков нет. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. ЧДД
16 в мин. Тоны сердца приглушены, ритмичные. АД 140/90 мм. рт. ст. Язык влажный, обычной окраски. Живот мягкий, при пальпации безболезненный. Печень и селезенка не пальпируются. Симптом поколачивания отрицательный.
   В неврологическом статусе: сознание ясное, ориентирована полностью, менингеальных симптомов нет. Черепные нервы без особенностей. Положение пациентки вынужденное
анталгическая поза. Объем движений резко ограничен в поясничном отделе позвоночника. Ходит медленно, мелкими шагами из-за болевого синдрома. Поясничный лордоз выпрямлен, резко болезненна левосторонняя латерофлексия, ретрофлексия, при этом возникает усиление боли в левой голени (симптом Спурлинга). Отмечается болезненность при пальпации остистых отростков  L4-S1 позвонков и паравертебральных  точек на этом же уровне, в проекции задней ости крыла левой и правой подвздошной кости, резкая болезненность в точках Вале. Выявлено выраженное напряжение паравертебральных  мышц поясничного отдела позвоночника, гипотония и гипотрофия  икроножных мышц слева, снижение мышечной силы в разгибателях левой стопы до 4 - 4,5 баллов отсутствие ахилловых рефлексов с двух сторон, гипестезия по корешковому типу в зоне   L4 - L5- S1 слева и  справа. Симптом натяжения  Ласега определяется слева - 10º, справа 30º.
   Степень выраженности болевого синдрома по ВАШ составляет 7 баллов. По РМБО общее ЧВД составляло 13, общий РИБ был равен 8, ЧВДс 6, РИБс 12, ЧВДа 3, РИБа 7, РИБэ 3. На «схеме тела» площадь локализации и распространенности болевого синдрома составляла 9%.
   Дополнительные методы обследования:
   Рентгенография пояснично-крестцового отделов позвоночника пациентки Ф. 20.10.2006 года, заключение: При рентгенологическом исследовании пояснично-крестцового отделов позвоночника от 20.10.2006 выявлено: левосторонний нечеткий сколиоз. Ротация тел позвонков L1-L2-L3 влево. Краевые остеофиты L4-L5. На функциональных пробах нестабильности не выявлено
    МРТ пояснично-крестцового отдела позвоночника пациентки Ф. 20.09.2004 года: Заключение: на уровне сегмента L3-L4  позвонков определяется неравномерная циркулярная протрузия межпозвонкового диска на 0,3-0,4 см., без признаков локального пролабирования. На уровне сегмента L4-L5 позвонков, на фоне неравномерной протрузии диска, определяется заднецентральная грыжа межпозвонкового диска с участком обызвесления, с распространением в позвоночный канал на 0,6 см, протяженностью по ходу канала до 1,3 см. Дуральный мешок на этом уровне деформирован и оттеснен кзади. На уровне сегмента  L5-S1 позвонков определяется  дорсальная протрузия межпозвонкового диска на 0,3-0,4 см., без признаков локального пролабирования.
   Магнитно-резонансная томография поясничного отдела позвоночника пациентки Ф. от 20.09.2004 г. заключение: парамедианная грыжа L5-S1 слева с грубым сдавлением дурального мешка с латеральной стороны и начальных отделов корешкового канала слева, снижение межтелового  промежутка L5-S1. Ось позвоночника сохранена, выпрямление позвоночного канала.
   Магнитно-резонансная томография поясничного отдела позвоночника пациентки Ф. от 02.05.2006 г, заключение: признаки распространенного остеохондроза, деформирующего спондилеза в сегментах L3-S1, небольшой ретроспондилолистез L5. Отсутствует правая дужка позвонка L5 межпозвонковые отверстия на этом уровне умеренно сужены, без признаков компрессии нервных корешков. В сегменте L4-L5 небольшая протрузия межпозвоночного диска до 4 мм, без сдавления дурального мешка. Краевые остеофиты тел позвонков преимущественно в нижне-поясничном отделе, щели дугоотростчатых суставов неравномерно сужены деформированы, отмечаются краевые остеофиты суставных поверхностей, преимущественно в сегментах L4-L5, L5-S1
   МРТ поясничного отдела позвоночника Ф. 14.06.2006 г, заключение: признаки распространенного остеохондроза, деформирующего спондилеза в сегментах L3-S1, небольшой ретроспондилолистез L5. Отсутствует правая дужка позвонка L5, межпозвонковые отверстия на этом уровне умеренно сужены, без признаков компрессии нервных корешков, в сегменте L5-L4 небольшая протрузия межпозвоночного диска до 4 мм, без сдавления дурального мешка.                                                                                                                                                             
   Стимуляционная ЭМГ малоберцового и большеберцового нервов на стороне боли на уровне фибулярного канала до лечения пациентки Ф.:
n. peroneus: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 0,43 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 84,7 м/с, резидуальная латентность 6,3 мс. n.tibialis: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 1,36 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 35,6 м/с, резидуальная латентность 2,2мс.
   Заключение: Признаки аксонального поражения n. peroneus. Признаки смешанного поражения n.tibialis.
   Проводилось комплексное лечение с применением противовоспалительной (Sol. Diclofenac
natrii 2,5% в/м №3), поливитаминной (Sol. Vit.B1-2,0 ml в/м, №10 ; Sol. Vit.B6-2,0 ml в/м, №10; Sol. Vit.B12-1000 мкг в/м, №10 ), сосудистой терапии (Sol. Pentoxifyllini 5,0 ml в/в капельно №5; Sol. Pyracetami 10,0 в/м №10) и ФЗТ.
   Применялись внутрикостные блокады с введением раствора лидокаина и дексаметазона. ВКБ проводились через день по следующей схеме: 1 процедура
выполнена ВКБ в остистый отросток позвонка L4. Уменьшился болевой синдром в поясничном отделе позвоночника. 2 процедура ВКБ в заднюю верхнюю ость левой подвздошной кости. Увеличился объем активных движений в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, болевой синдром регрессировал на 30%. 3 процедура выполнена ВКБ  в заднюю верхнюю ость левой и правой подвздошной кости. Болевой синдром уменьшился от исходного уровня на 50%, в покое боли не беспокоят. 4 процедура проведена ВКБ в головку левой малоберцовой кости. 5 процедура выполнена ВКБ в остистый отросток позвонка L5. Уменьшилась болезненность при пальпации остистых отростков  L4-S1 позвонков и паравертебральных  точек на этом же уровне, болезненность в точках Вале регрессировала. В процессе лечения получен выраженный терапевтический эффект. Болевой синдром в умеренной степени сохранился в области левой голени. Походка не нарушена. Симптом натяжения отрицателен с двух сторон.
   Болевой синдром, отмеченный пациенткой по ВАШ после составлял - 2 балла. По РМБО общее ЧВД составляло - 4, общий РИБ был равен - 7, ЧВДс
2, РИБс 2, ЧВДа 1, РИБа 1, РИБэ 1. На «схеме тела» площадь локализации и распространенности болевого синдрома составляла 1%.
   Стимуляционная ЭМГ малоберцового и большеберцового нервов на стороне боли на уровне фибулярного канала после лечения пациентки Ф.: n. peroneus: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 2,55 мВ, скорость распрастранения возбуждения на уровне фибулярного канала 40,1 м/с, резидуальная латентность 2,9мс. На фоне проводимого лечения отмечается увеличение амплитуды М - ответа и уменьшения явлений скрытой демиелинизации (уменьшение резидуальной латентности). n.tibialis:Амплитуда М-ответа в дистальной точке 3,39 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 40,1 м/с, резидуальная латентность 1,9 мс.
   Пациентка выписана из стационара с улучшением, трудоспособность восстановлена полностью, рекомендовано избегать длительных физических нагрузок, подъема тяжестей, ежедневные занятия лечебной физкультурой, плаванье, санаторно-курортное лечение. Катамнез: за два года клинического наблюдения пациентки заболевание протекало без  обострений. Больная прошла курс планового лечения для поддержания клинического эффекта.
   МРТ поясничного отдела позвоночника пациентки Ф. 07.10.2008 года  Заключение: МР картина постоперационных изменений в позвоночном канале на уровне L5-S1, левосторонней протрузии диска L5-S1, задних центральных протрузий  L3-L4, L4-L5.
   Данный клинический случай иллюстрирует эффективность применения ВКБ при лечении клинических проявлений после нейрохирургических  вмешательств на поясничных межпозвонковых дисках, что позволило пациентки избежать третьего оперативного лечения.

Пример 2.
   Больной С., 60 лет госпитализирован 09.01.08 г. в Клинику лечения боли с диагнозом: Поражение межпозвонковых дисков пояснично-крестцового отдела позвоночника, с синдромом правосторонней радикулопатией L3, L4, L5, S1, выраженным болевым синдромом.
Жалобы на слабость в правой стопе,  боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника с иррадиацией в правую ногу.
   Анамнез: считает себя больным с 26 лет, когда впервые появились боли в пояснице, связанные с физическими перегрузками (работал водителем). С 2000 года боли стали иррадиировать в правую ногу. Пациент отмечал до трех обострений в год, лечился амбулаторно и стационарно (получал противовоспалительную, сосудистую терапию, физиотерапию, массаж). В последние 5 месяцев отмечает ухудшение состояния: возникла легкая хромота на правую ногу, затем появилась слабость в правой стопе, стопа начала пришлепывать при ходьбе. Лечился амбулаторно и стационарно, без положительного эффекта. Пациент консультирован нейрохирургом, рекомендовано оперативное лечение, от которого пациент воздерживается.
   Объективно: состояние удовлетворительное. Телосложение
нормостеническое, умеренного питания. Кожные покровы обычной окраски. Периферические лимфатические узлы не увеличены. Отеков нет. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. ЧДД 16 в мин. Тоны сердца приглушены, ритмичные. АД 145/90 мм. рт. ст. Язык влажный, обычной окраски. Живот мягкий, при пальпации безболезненный. Печень и селезенка не пальпируются.
   В неврологическом статусе: сознание ясное, ориентирован полностью, менингеальных симптомов нет. Черепные нервы без особенностей. Объем движений ограничен в поясничном отделе позвоночника. Отсутствуют активные движения в правой стопе, стопа свисает при ходьбе. Поясничный лордоз сглажен. Мышечная сила в правой стопе - 2 балла. Походка  изменена «степпаж» справа. Гипотрофия, гипотония перонеальной группы мышц правой ноги. Сухожильные рефлексы с рук D=S, коленные D<S, ахиллов справа резко снижен. Определяется гипестезия в области иннервации L3, L4, L5, S1 корешков справа. Отмечается болезненность при пальпации в проекции грушевидной мышцы справа, остистых отростков  L4-S1 позвонков, в проекции задней ости крыла правой подвздошной кости, головки правой малоберцовой кости.
    Степень выраженности болевого синдрома по ВАШ составлял 4 балла. По РМБО общее ЧВД составляло 12, общий РИБ был равен 30, ЧВДс
9, РИБс 24, ЧВДа 2, РИБа 4, РИБэ 2. На «схеме тела» площадь локализации и распространенности болевого синдрома составляла 5%.
   МРТ нижнегрудного и пояснично-крестцового отделов позвоночника пациента С. от 20.11.2007 г., заключение: отмечаются явления остеохондроза, с фрагментарным обызвествлением задней продольной связки. Поясничный лордоз выпрямлен. Просвет позвоночного канала сужен на L4 уровне до 8 мм.
   На этом фоне отмечается неравномерно выраженная компрессия переднего контура дурального мешка обусловленная: на L1-L2-L3 уровне задними остеофитами около 5 мм, с компрессией дурального мешка до 15%; задней центральной грыжей L3-L4 диска около 9 мм, с компрессией дурального мешка до 70%; задней центральной грыжей L4-L5 диска около 8 мм, с компрессией дурального мешка до 50%.
   Рентгенологическое исследование пояснично-крестцового отдела позвоночника пациента С. 15.01.2008 года, заключение: выпрямлен физиологический лордоз. Распространенный остеохондроз, краевые остеофиты с грубыми сращениями.
   При проведении стимуляционной  ЭМГ малоберцового и большеберцового нервов на стороне боли на уровне фибулярного канала до лечения пациента С. 60 лет выявлено: n. peroneus: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 2,59 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 48,3 м/с, резидуальная латентность 3,6мс. n.tibialis: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 1,11 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 36,3м/с, резидуальная латентность 6,7 мс. Признаки аксонального поражения n. peroneus. Признаки смешанного поражения n.tibialis
   Пациенту проводилась монотерапия  ВКБ. Лечение внутрикостными блокадами проводилось по следующей схеме:
    1 процедура
выполнена ВКБ в заднюю верхнюю ость правой подвздошной кости. Отмечается положительная динамика в виде уменьшения болевого синдрома в поясничном отделе позвоночника.
    2 процедура
выполнена ВКБ в остистый отросток позвонка L4. Наросла сила в стопе, уменьшилось пришлепывание при ходьбе.
    3 процедура
выполнена ВКБ  в заднюю верхнюю ость правой подвздошной кости. Болевой синдром регрессировал на 50% от исходного уровня.
    4 процедура
проведена ВКБ в головку правой малоберцовой кости.
    5 процедура
выполнена ВКБ в остистый отросток позвонка L5. 6 процедура проведена ВКБ  в головку правой малоберцовой кости.
   В результате проведенного лечения состояние больного улучшилось. Сохраняется незначительный болевой синдром в поясничном отделе позвоночника, появляющийся эпизодически. Наросла сила в правой стопе до 3,5 баллов. Увеличился объем движений в правой стопе.
Болевой синдром, отмеченный пациентом по ВАШ после лечения, составлял 2 балла. По РМБО общее ЧВД составляло 6, общий РИБ был равен 7, ЧВДс
3, РИБс 3, ЧВДа 2, РИБа 3, РИБэ 1. На «схеме тела» площадь локализации и распространенности болевого синдрома составляла 0,5%.
   Электромиографическое исследование после лечения пациента С.
   Заключение: n. peroneus: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 1,58 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 53,2 м/с, резидуальная латентность 4,2мс.
   На фоне проводимого лечения не отмечается существенных изменений показателей. n.tibialis: Амплитуда М-ответа в дистальной точке 0,87 мВ, скорость распространения возбуждения на уровне фибулярного канала 28,9 м/с, резидуальная латентность 5,9мс.
   На фоне проводимого лечения отмечается уменьшение амплитуды М - ответа и уменьшение скорости проведения, что свидетельствует о сохраняющихся признаках компрессии корешка L5.
   Пациент выписан из стационара с улучшением, трудоспособность восстановлена полностью, рекомендовано избегать длительных статических перегрузок, ежедневные занятия лечебной физкультурой, плаванье, санаторно-курортное лечение. За год клинического наблюдения пациента заболевание протекало без обострений.
   Данный клинический случай иллюстрирует эффективность применения ВКБ у пациента болевым синдромом в спине и выраженным неврологическим дефицитом, что позволило пациенту избежать оперативного лечения.

   Таким образом, высокая терапевтическия эффективность ВКБ подтверждает участие остеогенных механизмов в формировании болевого синдрома и других проявлений поясничной дорсопатии, как на дооперационном этапе, так и у оперированных на позвоночнике больных.

 
 
 
 
 
 
 
 
 

К содержанию                  Прыдыдущий раздел                Следующий раздел