1.3. Клинико-морфологические корреляции в вертеброневрологии

 
 
 
 
 
 
 
 
 

К содержанию                  Прыдыдущий раздел                Следующий раздел

 

   В последнее время появились научные публикации, в которых по данным компьютерной томографии и магнитно-резонансного исследования проводится сопоставление признаков остеохондроза позвоночника с его клиническими проявлениями. Основной вывод этих работ заключается в том, что четкая взаимосвязь между степенью выраженности морфологических изменений позвоночника и интенсивностью болевого синдрома отсутствует. Асимптомное течение заболевания при наличии грыжи МПД встречается в 30-40% случаев, в 20-30% случаев связь между выраженностью клинической картины и данными нейровизуализации не выявляется (Яхно Н.Н. и соавт., 1996; Шмырев В.И и соавт., 1999; J.A.Мс Culloch, E.E. Transfeldt, 1997).
   По мнению П.Л. Жаркова (1994) грыжа диска в патогенезе болевого синдрома при остеохондрозе позвоночника не имеет никакого значения, аргументируя это тем, что под действием консервативного лечения клинические проявления заболевания исчезают, а морфологический субстрат остается. Часто наличие грыжи диска не сопровождается никакими болями или другими клиническими проявлениями. У части больных, по данным некоторых хирургов до 40%, оперированных по поводу пояснично-крестцового радикулита, прямой зависимости между неврологическими симптомами и субстратом радикулярной компрессии установлено не было (Шуваева О.Б., 2005).
   По мнению Богачевой Л.А. и соавт. (1996), грыжи пояснично-крестцового отдела позвоночника имеют актуальное значение только при корешковой компрессии. Во всех остальных случаях роль дисковых грыж  в формировании болевого синдрома остается спорной. Анализируя собственные наблюдения, автор отметила, что наиболее часто встречаются множественные грыжи. Одновременное наличие у пациента 5 грыж в поясничном отделе встречается в 16,6% случаев, 4 грыж - в 11,8% случаев, 3 грыж - в 15% случаев, 2 грыжи - в 24% случаев, 1 грыжа - в 16,6% случаев и у 16% пациентов с болевым синдромом в пояснице грыжи не верифицировались. При этом по данным Л.Э. Антипко (2002), у некоторых пациентов, категорически отказывающихся от оперативного лечения, продолженная консервативная терапия, в конце концов, приводила к выздоровлению и уменьшению размеров грыж МПД. А по данным Е.Л. Толпекина и Ф.В. Олекевич (2006), обследовавших анамнестически, клинически и КТ/МР-томографически 151 пациента в различные сроки после микродискэктомии, после хирургического устранения дискорадикулярного конфликта, дистрофический процесс не исчезал, а стремительно прогрессировал в первую очередь на соседних с операцией уровнях.

   Таким образом, по-видимому, вызванные тем или иным провоцирующим экзогенным или эндогенным фактором дегенеративные изменения межпозвонковых дисков нельзя рассматривать, как единственный универсальный фактор, принимающий участие в патогенезе хронического болевого синдрома и других неврологических проявлений на том или ином уровне. Работы, посвященные исследованиям клинических, нейрофизиологических и морфологических соотношений при дорсопатии на поясничном уровне немногочисленны, а на шейном уровне - отсутствуют. До сих пор не вполне ясны причинно-следственные взаимоотношения между морфологическими изменениями позвоночника на том или ином уровне степенью выраженности болевого синдрома у пациентов с остеохондрозом позвоночника.

 
 
 
 
 
 
 
 
 

К содержанию                  Прыдыдущий раздел                Следующий раздел